Site menu:

Site menu:

Священник-хирург

Прот. Валерий Бояринцев

Example content image В начале XIX века у подножия горы Ай-Петри, в Алупке, известный русский военный и государственный деятель граф Михаил Семёнович Воронцов построил храм в честь Архистратига Михаила.

Повреждённый разрушительным землетрясением 1927 года, храм был закрыт и превращён в овощехранилище.

13 лет назад храм возвращён Церкви, и в его наиболее сохранившейся части совершаются Богослужения. Сложился приход, алупкинцы и гости города-курорта храм любят, но восстановить его пока не могут: слишком сложные и дорогостоящие инженерно-строительные работы необходимо выполнить для укрепления здания в зоне восьмибальной сейсмичности.

Example content image Настоятель церкви Архистратига Михаила протоиерей Валерий Бояринцев - хирург, кандидат медицинских наук. Его судьба тесным образом перекликается с судьбой известного профессора медицины - святителя Луки, архиепископа Симферопольского и Крымского (в миру Валентина Феликсовича Войно-Ясенецкого).

Как и святитель Лука, о. Валерий занимался в молодости живописью, обучался в художественном училище. Потом решил посвятить себя медицине. Он стал хирургом и священником, исцеляет людей духовно и телесно. Он оказывает помощь людям, страдающим от остеомиелита - тяжелейшей болезни костей.

"Когда мне было 10 лет, - рассказывает батюшка, - с моим отцом произошёл несчастный случай, - он был токарем, и ему в левый глаз попал кусочек металла, так он практически ослеп. И эта слепота помогла ему прозреть духовно, он осознал себя христианином и обратился в Церковь. Понял, что Бог его призывает. Мой отец стал ходить в Тихвинский монастырь г. Днепропетровска, в котором тогда служил иеромонах Стефан (Никитин), будущий епископ Калужский, который умер в Неделю жен-мироносиц сразу после Литургии, у царских врат. ( Такая же блаженная кончина, как у святителя Игнатия Брянчанинова.) Этот благодатный священник был моим первым духовным наставником".

До священства Сергей Никитин был врачом-невропатологом. Закончив сразу после революции университет, он был чуждым Церкви молодым человеком. Но вот у него возник вопрос: кем ему быть, научным работником или практическим врачом? И тогда его друг, ставший позднее архимандритом Борисом (Холчевым), предложил ему поехать в Оптину Пустынь к старцу Нектарию и там решить этот вопрос.

Приехав в Пустынь, Сергей с изумлением увидел толпу людей, стремящихся попасть к старцу. Пробиться к нему, чтобы решить свой вопрос, не было никакой возможности. Но когда все уже уходили, и он в числе последних, старец Нектарий вдруг сказал: "До свидания, до свидания, практический врач".

После этого Сергей стал духовным чадом о. Алексия Мечёва и прихожанином храма Святителя Николая в Клённиках. Патриарху Тихону сообщили о том, что есть молодой врач, который посещает храм Божий, приобщается к церковным таинствам. Святитель побеседовал с ним и предложил ему принять тайное священство. Став священником, батюшка ходил по Москве и причащал болящих людей. За это и был отправлен в концлагерь, где заведовал медпунктом. Большинство заключённых находилось в таком тяжёлом состоянии, что сердце Сергея Алексеевича не выдерживало, он многих освобождал от работы, чтобы хоть как-нибудь помочь им, а самых слабых отправлял в больницу. И вот как-то во время приёма работавшая с ним медсестра (тоже лагерница) сказала ему, что на него донесли, обвиняют в излишней мягкости по отношению к лагерникам и ему грозит продление срока заключения до пятнадцати лет.

Сергей Алексеевич очень расстроился. Осуждён он был на три года, которые уже подходили к концу, и вдруг - пятнадцать лет!

После приёма больных медсестра ему нерешительно сказала:

- Хочу Вам, доктор, один совет дать, но боюсь, что Вы меня на смех поднимете. В том городе, откуда я родом, живёт одна женщина, зовут её Матронушка. Господь дал ей особую силу молитвы, и если она за кого начнёт молиться, то обязательно вымолит. К ней много людей обращается, и она никому не отказывает, вот и Вы её попросите.

Сергей Алексеевич грустно усмехнулся и ответил, что, пока его письмо будет идти к ней, его успеют осудить.

- Да ей писать и не надо, Вы покличьте её, - сказала сестра.

- Покликать?! Отсюда?! Она живёт за сотни километров от нас!

- Я так и знала, что Вы меня на смех поднимете, но только она отовсюду слышит и Вас услышит. Вы так сделайте: когда пойдёте вечером на прогулку, отстаньте немного от всех и три раза громко крикните: "Матронушка, помоги мне, я в беде!" Она услышит и Вас вызволит.

И хотя Сергею Алексеевичу всё это казалось очень странным, но всё-таки, выйдя на вечернюю прогулку, сделал так, как его научила помощница.

Прошёл день, неделя, месяц. Его никто не вызывал. Между тем среди администрации лагеря произошли перемены: одного сняли, другого назначили. Прошло ещё полгода, и наступил день его освобождения. Получая в комендатуре документы, Сергей Алексеевич попросил выписать ему направление в тот город, где жила Матронушка, так как ещё перед тем, как её покликать, дал обещание, что если она ему поможет, то он будет поминать её ежедневно на молитве, а по выходе из лагеря первым долгом поедет и поблагодарит её.

С волнением подошёл Сергей Алексеевич к её дому и хотел было постучать в дверь, но она была не заперта и легко открылась. Стоя на пороге, он оглядел почти пустую комнату, посередине которой стоял стол, а на нём - довольно большой ящик.

- Можно войти? - громко спросил он.

- Входи, Серёженька, - раздался голос из ящика.

Он вздрогнул от неожиданности и нерешительно пошёл на голос. Заглянув в ящик, он увидел в нём маленькую слепую женщину, неподвижно лежавшую на спине. Лицо у неё было удивительно светлое и ласковое. Поздоровавшись, он спросил:

- Откуда Вы знаете моё имя?

- Да как же мне не знать! Ты же меня кликал, и я за тебя Богу молилась, потому и знаю.

Матронушка эта - блаженная Матрона Анемнясевская, которая канонизирована в 1999 году в Рязанской епархии.

"После преставления епископа Стефана - продолжил свой рассказ батюшка, - моим духовником стал старец Серафим (Тяпочкин), канонизация которого сейчас готовится в Белгородской епархии. К нему ехали люди со всей великой России. Это был очень праведный старец. Он 14 лет, с 1941 по 1955 год, провёл в лагерях за исповедание веры. Я к нему постоянно ездил в Белгород для духовного окормления.

Епископ Стефан познакомил меня с иереем Борисом Злотолинским, который тогда служил в Ташкенте, но часто приезжал в Днепропетровск. Когда в декабре 1990 года о. Борис стал епископом Симферопольским и Крымским Василием, то он меня рукоположил в священника и поставил настоятелем храма Архистратига Михаила. Владыка Василий привёз меня к этому храму и сказал, что я его буду восстанавливать.

Потом у нас с супругой родилось 8 детей. Сейчас у меня уже 13 внуков.

Очень прискорбно, что ныне убивают детей абортами, противозачаточными средствами. Нация умирает, православный народ умирает, а мы думаем, что богатство важнее, чем дети. Дети - самое большое богатство! Когда я венчаю молодых людей, то всегда говорю им: "Посмотрите на мусульман, арабов. Они живут в худших условиях, чем мы живём. Однако у них дети рождаются и, несмотря на постоянные войны, их население только увеличивается. Дети - это дар Божий!"

Ныне я и священник, и врач. В ялтинской больнице продолжаю лечить больных остеомиелитом.

Страдающие от этого тяжкого недуга могут обращаться ко мне, и мы вместе, с Божией помощью, справимся с постигшей их бедой".

Алексей Петрович ДОБЫЧИН
июнь 2005

Материал взят с сайта "Русский Дом" http://www.russdom.ru/oldsayte/2005/200506i/20050630.html

Вверх »

К статье "И один в палате воин" »

Гостевая книга:

Оставить запись

Яндекс.Метрика баннер